Психолог о том, поможет ли смена места работы избежать эмоционального выгорания

Сколько записей должно быть в трудовой книжке у хорошего ра­ботника? Нужно ли менять работу через определённый промежуток времени, чтобы избежать депрес­сии или застоя? Правильно ли всю жизнь трудиться и зарабаты­вать авторитет на одном месте? На эти вопросы «Белка» попыталась найти ответы вме­сте с кандидатом психологических наук, заведующим кафедрой пси­хологии факультета психологии и педагогики Гомельского государственного университета имени Ф.Скорины Ириной Сильченко.

— Психологи советуют время от времени менять работу. Разделяете та­кое мнение?

— Такое мнение популярно на Западе и в первую очередь касает­ся работников сфер рекламы, ме­неджмента, медийного и интернет-бизнеса, где приветствуется боль­шая мобильность. Американские социологи на основе проведённых исследований советуют менять ра­боту каждые 5-7 лет.

Основной посыл — это поможет избегать творческого застоя и под­держивать свою профессиональ­ную форму. Считается, что в пер­вый год работник узнаёт все тонко­сти и нюансы, связанные с долж­ностью, а следующие два года наи­более продуктивны с точки зрения отдачи. Потом продуктивность тру­да резко снижается и стремится к нулю. А часто наступает и эмо­циональное выгорание.

Отсюда и призыв не бояться менять работу, чтобы не утратить интерес к жиз­ни. Ведь находясь всегда в одних обстоятельствах, человек как бы становится асоциальным, каждый новый день для него ожидаемый и привычный. Когда работа начинает идти по накатанной колее, генери­руется меньше идей. Вторая причи­на, по убеждению психологов, это потеря стремления к новым знани­ям. А это прямой путь к депрессии и деградации.

Однако не могу безоговорочно поддержать такую точку зрения. Работая на одном и том же месте, тоже можно профессионально ра­сти и реализовывать себя. Более того, сегодня во многих сферах деятельности приветствуется, ес­ли человек сохраняет рабочее место в течение 5-10 и более лет и де­лает карьеру в рамках одной организации. Или по вертикали, когда он занимает более высокие долж­ности. Или по горизонтали, когда остаётся на одной и той же долж­ности, но растёт профессиональ­но, становится специалистом вы­сокой квалификации.

Руководство нашего уни­верситета и большинство препо­давателей закончили аспиранту­ру, защитили диссертации, про­должая активно заниматься науч­ной и профессиональной деятель­ностью, получили звания и долж­ности в своём вузе, их называют «генетически университетскими». Таким образом, профессиональ­ный рост происходит непрерыв­но, всю жизнь. К слову, я работаю в ГГУ почти 40 лет.

На отношение человека к своей работе влияет много факторов. По большому счёту, нами ведь управ­ляют наши потребности. Для кого-то на первом месте стоит зарпла­та, особенно если есть семья, нуж­но поднимать детей. Тогда низкий её уровень подвигнет искать более высокооплачиваемое место. Для кого-то важнее профессиональный рост. А в него нужно инвестиро­вать, порой соглашаясь изначально и на маленькую зарплату.

— Сейчас многие молодые специалисты жалуются на ма­ленькие зарплаты, потому что считают: раз получили высшее образование, их диплом должен сразу достойно оплачиваться.

— Любой профессиональный и карьерный рост связан с повы­шением зарплаты. Проявите себя! Хорошего работника всегда будут ценить и постараются удержать, в том числе и зарплатой, социаль­ными гарантиями. Нужно не жа­ловаться, а прежде чем подавать документы в вуз, задуматься, что получишь на выходе, какая рабо­та тебя ждёт. К нам идут учиться на психологов с романтическим представлением о профессии. Ре­бята думают, что получат диплом, начнут собственную практику и к ним сразу выстроятся очереди из клиентов. На самом деле это тя­жёлый труд, связанный с накопле­нием опыта. Нужно заработать ав­торитет.

— Кажется, авторитет важен на любой работе. А если её часто менять, то каждый раз приходит­ся всё начинать сначала?

— Знаете, «летунов» нигде не любят. Постоянная смена работы воспринимается работодателями настороженно. Почему он нигде не приживается? Наверное, конфликтный, нестабильный, незре­лый, не определился, что ему нуж­но в жизни или как этого достичь. А после 45 лет вообще сложно устроиться на работу, поэтому че­ловек будет держаться за любую.

Учителя и милиционеры получают «отравление людьми»

— Вы упоминали синдром эмоционального выгорания. С творческими профессия­ми всё понятно, а может ли он настичь, скажем, токаря-фрезеровщика?

— Может, только при­чины будут другие. Сейчас перечень профессий, кото­рые подвержены синдро­му эмоционального выгора­ния, значительно расширил­ся. Вообще синдром эмоционального выгорания называют болезнью общения. Он касает­ся больше представителей про­фессий «человек — человек»: учителей, врачей, милиционе­ров, госслужащих и так далее. Эмоциональное выгорание возникает вследствие душев­ного переутомления. Когда работник должен постоянно эмоционально откликаться на нужды других людей. Не зря в некоторых странах те, кто мно­го лет проработал на препода­вательской должности, имеют право уйти на год в оплачива­емый отпуск.

Взять тех же госслужащих. В исполкомы и администрации часто обращаются «трудные» граждане, недовольные посе­тители. Общаться с ними — тяжёлый труд. Перенасыщен­ность вынужденным общени­ем приводит нередко к хрони­ческому стрессу. Работа пере­стает приносить удовлетворе­ние, а напротив — раздража­ет, вызывает враждебность.

У человека появляется ощущение собственной некомпетентно­сти, беспомощности и действи­тельно снижаются конкретные профессиональные достиже­ния. Нарастает безразличие, «профессиональный цинизм», негативизм по отношению к клиентам и своей работе. Порой возникает отвращение ко всему на свете, немотиви­рованные обиды на окружа­ющих, судьбу, правительство. Особую неприязнь вызывают люди, с которыми приходится работать — клиенты, учени­ки, посетители, коллеги. Такой вид выгорания даже называют «отравление людьми».

Факторов, способствующих эмоциональному выгоранию, на самом деле много. Монотонная работа тоже к ним отно­сится. Это к вашему вопро­су о токаре-фрезеровщике. На предприятиях при такой осо­бенности труда нужно созда­вать дополнительные переры­вы, условия для общения. А вообще, чтобы избежать все­го вышеперечисленного, и вра­чу, и чиновнику, и рабочему за станком нужны условия для профессиональной самореа­лизации. Тогда, как правило, выгорание не наступает.

— Как реализоваться на высоком уровне прорабу на стройке?

— Вот многие негативно относятся к соцсоревнованиям и конкурсам профмастерства как к своеобразному пережит­ку советского прошлого, но они реально помогают работникам почувствовать себя коллекти­вом и свою значимость прочув­ствовать. Раньше, кстати, счи­талось большим плюсом, ког­да человек долго работал на одном месте, профессионально рос. Таким работникам присва­ивали звания «Передовик производства», «Ветеран труда», «Заслуженный работник». Они были героями художественных фильмов. Вспомните, «Девча­та», «Весна на Заречной ули­це», «Высота». Существова­ли трудовые династии. Всё это было престижно, люди горди­лись своими заслугами.

Трудоголизм — причина выгорания

— А можно, долго трудясь на одном месте, всё же избе­жать эмоционального выго­рания?

— Выгорание часто возника­ет как следствие неправильно организованного труда, нераци­онального управления, непод­готовленности персонала. Здесь многое зависит от руко­водства. У нас знаете, часто ценят, когда люди остаются по вечерам на работе, трудятся в обеденное время. А иногда и требуют этого. Считают такое поведение признаком хороше­го работника. Но ничего хоро­шего в трудоголизме нет, он-то как раз и является причиной выгорания. Человек не должен жить одной работой, нужно выходить за её рамки. Стресс легче переживается, если есть какая-то отдушина, хобби, интересное занятие для души.

— Это понятно. А как само­му работнику минимизиро­вать стресс? Начальство-то бывает разное, его не выби­рают.

— Что нужно сделать в пер­вую очередь, так это ставить перед собой реальные цели и рационально расставлять при­оритеты в профессиональной деятельности. Нужно трезво оценивать свои возможно­сти. Важно находить время для полноценного отдыха. Прият­ное эмоциональное общение с друзьями и близкими людь­ми, занятия спортом или хобби значительно снижают веро­ятность выгорания.

Не сто­ит бояться делиться своими переживаниями с близкими людьми. Даже сам факт раз­говора может принести облег­чение, а поддержка родных и коллег обязательно поможет справиться со стрессом. Боль­шую пользу принесёт и овла­дение навыками саморегуля­ции — релаксация и рассла­бление, дыхательные упраж­нения помогут снизить уро­вень стресса, ведущего к выго­ранию.

Простые дыхательные упражнения помогут обрести контроль и не сорваться, не нагрубить посетителю. Ведь в таком случае человек, не толь­ко госслужащий, но и медпер­сонал, учитель рискует рабо­той. Сейчас преимущество на стороне того, кто обращается. Посетитель, родитель, паци­ент всегда правы.

Конечно, здесь нужна ква­лифицированная помощь. Обучать правильному пове­дению в стрессовых ситуа­циях должны психологи. Они могут проводить мероприя­тия по успешной адаптации персонала, повышению тру­довой мотивации и привлека­тельности работы. Организо­вывать тренинги по развитию стрессоустойчивости, комму­никативных навыков, выра­ботке адаптивных способов совладания со стрессом на работе, обучающие занятий по оптимизации социально-психологического климата в коллективе. Потому что от климата в коллективе зави­сит многое, как и от «погоды» в доме. Я считаю, такие спе­циалисты должны обязатель­но быть в организациях, где работники по долгу службы общаются с большим коли­чеством людей и подверже­ны стрессу.

— Тогда, пожалуй, снача­ла нужно убедить начальни­ков, что их сотрудники нуж­даются в профессиональном психологе. Кому захочется вводить в штат «бесполез­ную единицу» с точки зрения производительности труда.

— Эмоциональное и психи­ческое состояние работников, социально-психологический климат в коллективе не могут не влиять на производитель­ность труда, поэтому единица не такая уже и беспо­лезная. А если организация или предприятие не могут позволить себе иметь в штате постоянного психолога, они могут привлекать для этих целей специалистов из других учреждений.

Елена Чернобаева, belkagomel.by